21/05/2018 Изменения в способах связи с главным админом, все подробности, как обычно, в объявлениях.

23/04/2018 Внезапный внеочередной выпуск новостей, информирующих о том, как канон манги будет влиять на сюжет форума.

22/04/2018 За прошедшую неделю была добавлена метеосводка для избежания погодных парадоксов, открыты первые игровые эпизоды и немного отшлифована матчасть (ещё было поймано несколько багов и, без сомнения, сделано ещё с десяток новых). Все, кто ещё не получил путёвку в игру, получат её в ближайшее время. Семь дней — полёт нормальный.

15/04/2018 Рестарт форума. На этот раз игра доступна только в одном регионе, дополнены формулы расчёта вооружения, расписано вооружение. Впереди же ещё несколько приятных дополнений. Welcome back!

Требуются в игру:

Arpeggio of Blue Steel

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arpeggio of Blue Steel » Завершённые эпизоды » 03.07.2055. У войны не женское лицо


03.07.2055. У войны не женское лицо

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата и время старта:
Третье июля
Около полудня

2. Погода:
+26, ясно

3. Задействованные персонажи:
Кливленд, Лафайетт

4. Место действия:
Побережье примерно за два километра к югу от города.

5. Игровая ситуация:
Немного о том, что выносит на берег помимо мусора и дохлой рыбы.

6. Очередность отписи:
Лафайетт, Кливленд

+1

2

Широкий, золотистый пляж, раскинувшийся под ногами Ментальной Модели, занимал весь берег и тянулся далеко в обе его стороны. Пустынный и однообразный. Испачканный медленно распадающимся сором – остатками отступившей человеческой цивилизации. Пахнущий солью и морем. Шумящий прибоем и перекрикиванием не многочисленных птиц, терзавших выброшенную на сушу, или же кем-то из них пойманную собственными силами, тухлую рыбёшку.

Вышедшая прямо из воды девушка стояла неподвижно ровно в метре от лижущего брег океана. Её светлые волосы слегка развивались на ветру, каким-то образом умудрившись остаться сухими, как и не слишком подходяще для отдыха на пляже в столь жаркий и солнечный день платье. Её рассеянный взгляд блуждал по не привычному для неё пейзажу, до сих пор виденного лишь с палубы, да в записях сделанных людьми и самим Флотом.

Здесь начиналась доселе запретная для неё, для них всех, территория.

Она присела, ничуть не боясь испачкаться, и плавным движением загребла ладонью сухой, нагретый набравшим уже силу ярким Калифорнийским Солнцем песок. Часть просочилась сквозь пальцы, часть осталась в зажатом кулачке. Сотни мельчайших частиц, совершенно не похожих по мнению Ментальной модели на наноматериал обозванным "серебряным песком". Рука её чуть разжалась и песчинки посыпались вниз, подхватываемой ленивым ветром, ссыпались обратно, напоминая Лафайетт струйку песка в реплики её настольных песчаных часов, что она когда-то сделала, увидев их на иллюстрации одной из человеческих книг. Из памяти пришли десятки аллегорий, вычитанных в них же, придуманных когда-то теми, кого вдохновил вид этих осадочных пород. 

«Как?»

Лафайетт нахмурилась и на мягкие черты её лица легла тень. Отчего-то раздражённым жестом, она отшвырнула остатки песка вспыхнувшим меленьким и тут же исчезнувшим облачком. Оборвав не понравившийся процесс, Фарго встала и развернулась к спокойному океану, уставившись в одну точку. Больше её не занимал ни пляж, ни песок, ни люди с их причудами. Сигнатура её медленной, в некотором роде сестры, уже была достаточно близко.

«Не очень-то она и спешит», - Фарго вполне себе натурально, по человечески вздохнула, что со стороны наверное можео было интерпретировать как досаду.

Конечно, Кливленд не была ни в чём виновата. Её пришлось ожидать, только из-за того что она сама прибыла слишком быстро, запустив себя под водой при помощи поля Клейна, словно снаряд. В итоге путешествие к берегу выдалось быстрым и эффективным, но сестра отстала, и вряд ли видела необходимость с этим что-то делать.  Этот результат был предсказуем, но видимо, то необыкновенное воодушевление и нетерпение, что охватило Лафайетт, заставив её Ментальную Модель буквально трепетать, когда наконец-то пришёл спустя столько времени новый приказ от Флагмана Флота, не прошло полностью, толкнув сделать то что сделано. И теперь она из-за этого себя ощущала... неправильно. 

Но ничего. Кливленд скоро будет здесь, а ей ждать не привыкать.
Она делала это годами.
К тому же нечего опасаться, что её заметят и что-то заподозрят.
Наблюдаемый пляж не был случайным - Она выбрала его.

Исходя из данных, что собрал патрульный флот за последние годы: наиболее близкий к объекту их интереса, наиболее безлюдный и совершенно бесконтрольный. Небольшое слепое пятно в раскинувшейся на всём побережье человеческой системе наблюдения за ними, за Туманным Флотом.

+1

3

Тишину пляжа нарушил всплеск, отлично слышимый даже за мерным шорохом накатывающихся волн. Будто крупная рыба из тех, чья популяция за годы морской блокады приумножилась, плеснула хвостом. Или что-то упало в воду.

Или это был удар ладонью по воде, возвестивший о том, что Лафайетт на этом пляже больше не одна.

Вслед за ладонью, появившейся белой рыбкой и тут же исчезнувшей, из воды показалась рыжая макушка. Затем — всё, что ниже, открывавшееся всё больше с каждым шагом, пока Модель Сознания не показалась из воды по колено. Здесь она остановилась, ощущая.

Она вдоволь насмотрелась на морское побережье под водой, пока не то шла, не то плыла сюда у дна, не замечая ни давления, ни отсутствия кислорода. Просто оттолкнулась от палубы лежащего на дне корпуса корабля, да так и поплыла, оставив позади надёжное стальное тело, озарявшее неоновым свечением глубины. Если бы вопрос был в скорости, несомненно, она бы нашла способ добраться сюда побыстрее — но они и не уговаривались спешить. Наоборот, словно остерегались перейти черту.

Теперь же, когда по сенсорам ударило всё — запахи, солнце, температура воздуха и ветер — это привело её в подобие замешательства, потому что Ядро стремилось изучить всё это, принять каждую единицу информации, даже самую ненужную. Как с непривычки человек не может отдышаться после долгого забега, так и Ядро Кливленд, несмотря на то, что она уже видела, пусть и издалека, морской берег, а бриз и тепло могла ощущать каждый день после обретения Модели Сознания, на некоторое время утратило способность к отсеиванию ненужного и бесполезного.

Песок под ногами поплыл, когда Модель Сознания сделала новый шаг после непозволительно долгой паузы.

Со стороны могло показаться, что она увидела Лафайетт, и потому замерла. Как будто её застали за чем-то нехорошим.

Так могло бы быть, если бы вместо Лафайетт здесь был бы человек. Но нет — обе сущности на пляже принадлежали к одному виду.

Абсолютно нечеловеческому.

Губы Кливленд шевельнулись так, будто она собиралась что-то сказать. Так и было. Теперь им на долгое время придётся забыть о квантовой связи, которая выдаст их быстрее, чем кого-либо другого.

Люди говорили "привет". Или "долго ждёшь?". Вариантов было много.

Кливленд выбрала один из:

— Я пришла.

+1

4

Терпеливо ожидая и наблюдая приближающуюся Кливленд, никак не выдавая своего несуществующего нетерпения, Лафайетт просто стояла. Неподвижная и равнодушная к теребившему её одежды и волосы ветру, напекавшему Солнцу и неспешно тянувшемуся времени. И лишь произнесённые рыжей Ментальной Моделью лаконичные, описывающие свершившийся факт слова, в которых нужды было не больше для них обеих, чем в кислороде, оживили застывшую Фарго.

- Принято, - сухой безвкусный ответ.

Кроме них тут не было никого, ради кого бы стоило играть спектакль. И, собственно, - живая речь вместо мгновенной передачи данных по квантовой связи; была единственной условностью, коими им предстояло себя ограничивать, что бы сойти за людей, которую Фарго приняла прямо сейчас. Этот медленный, крайне не совершенный способ общения, к которому, тем не менее, привыкло большинство из них, вопреки всякой рациональности закрывая глаза на все её недостатки.

- Приступим к заданию, - немедленно перешла к делу Фарго, не меняя интонаций. - Я проложила маршрут до города, где находиться приоритетная цель и позаботилась о транспорте. Следуй за мной.

Развернувшись, Лафайетт направилась вглубь пляжа, прочь от бывшего им всё это время домом океана. Но первые же её шаги по земле оказались медленными и не ловкими, заставившими её раскинуть нелепо руки в стороны, ловя равновесие. Ноги вязли в сыпучем, скользком песке, заметно отличающимся от твёрдых и удобных поверхностей её корабля, по которым только и доводилось расхаживать до сих пор Ментальной модели Корабля Штурма и Подавления.

Однако уже третий её шаг был уверенным.

Ядро быстро извлекло урок, найдя баланс и вернув Лафайетт прежнюю лёгкость походке и движениям. И светловолосый аватар быстро зашагала дальше, вверх, где уже через каких-то пятьсот метров их ждала накатанная дорога, ещё через несколько километров вливавшаяся в изъеденный временем серпантин практически заброшенной автомагистрали. У начала этой дороги, их и ждал ржавый остов двухколёсного велосипеда с истлевшими под жарким солнцем шинами, давным-давно откатавшего своё.

Подойдя ближе к бесполезной железяке, Лафайетт простёрла над ним руки, и в тот же час тонкие нити наноматериала устремились к нему. Велосипед преображался, буквально оживая на глазах. в считанные секунды отрастив утерянные и сгнившие детали, обновив раму и засверкав на ярком солнце нежными оттенками синего, под стать чистому небу, и красующегося парой небольших красных бантов, подобных тому, что украшали её собственное платье.

- Ты поведёшь, - закончив, проинформировала мастерица Кливленд, переведя на неё взгляд. – Информацию по управлению передать?

+1

5

Да, теперь ей придётся очень и очень много говорить. Возможно, не только с Лафайетт. Для Кливленд, у которой всегда был стабильный собеседник, это могло показаться не такой уж сложностью, хоть и было ею. Обмен данными с Омахой, если и был разговором, то совершенно иного порядка.

Только после появления у обеих Моделей Сознания, эти разговоры всё-таки появились, но говорила по большей части Омаха. Кливленд словно бы не до конца осознавала, что с ней произошло. Вот и сейчас, на подборку нужной фразы ушло больше времени, чем на её произношение.

Это была первая сложность, с которой Кливленд столкнулась, не успев выйти из воды.

Ответ Лафайетт можно было с погрешностью принять за вторую сложность. Но Кливленд больше озаботилась тем, чтобы выйти из воды и, стянув с одной ноги кроссовок, прямо так, балансируя на одной ноге лучше, чем это удалось бы любому человеку, отжать его с нечеловеческой силой. Потом, когда этот был возвращён на положенное ему место, настала очередь второго.

Волосы и одежда высыхали сами, прямо на глазах лишаясь влаги, которая на них ещё оставалась. Зачем был этот спектакль с кроссовками, ничем не отличавшимися от прочей одежды, так же воссозданной из наноматериалов, даже Кливленд не могла бы объяснить. Но сделала.

И только после этого Модель Сознания, отлично услышавшая спокойные указания, поспешила за Лафайетт, проваливаясь в песок почти по края кроссовок и рискуя поскользнуться.

На фоне беспристрастной Лафайетт это выглядело почти глупо, но вес она по какой-то причине откорректировала лишь немного, в пределах человеческого, и не меняла ничего.

Увидев же транспорт, добытый Лафайетт за то время, пока Кливленд пребывала в самом буквальном смысле на дне, Модель Сознания приоткрыла рот. И тут же закрыла.

— Откуда? — вопрос, в самом деле, бесполезный. Это не играло критичной роли, но Кливленд всё равно его задала.

Когда наноматериал заменил проржавевшее, а Лафайетт обозначила, что они будут делать, Кливленд подняла руки на уровень плеч, ладонями вперёд — жест, подсмотренный ею в информации о людях.

Он должен был быть примирительным и останавливающим от поспешных действий.

— В город ведёт одна дорога, всё равно приедем.

О том, что будет дальше, Кливленд умолчала. Предлагать ей то, что без тени сомнения сделала бы Омаха — попробовать человеческие методы поиска места назначения — было бы, пожалуй, слишком.

Если на фоне Омахи Кливленд выглядела серьёзно, то, на фоне Лафайетт, Кливленд смотрелась Омахой.

В итоге она села на сидение, повозилась, отыскивая наиболее комфортную точку — точнее, наиболее рациональную, позволяющую выжать максимальную скорость, жестом остановила Лафайетт от посадки на багажник и попробовала сдвинуться с места. Вышло неплохо, но маршрут движения всё равно напоминал синусоиду. Ничего. Главное — отрегулировать балансы собственного тела.

Кливленд сняла ноги с педалей, попятилась назад, возвращаясь на исходную точку и остановилась, ожидая, пока сядет Лафайетт.

+1

6

С некоторой натяжкой, это можно было расценивать как удивление.

Реакцию Кливленд.

Блеклой эмоцией на отклонение от ожидаемых или оказавшихся в не поля расчётов процессов.
Сбоку от Фарго появилось вогнутое окошечко её интерфейса, на которое она скосила взгляд из-за пассивных симулятивных процессов, нежели из необходимости действительно смотреть на визуализированные данные обрабатываемые ядром.

На нём запись этой «эмоции».

Сортировка нового файла.

Сохранить.

Куцая база данных по Ментальным Моделям, пополнилась ещё одним зарегистрированным «отклонением». Окошко закрылось, и Фарго вновь смотрела на рыжую спутницу.

- Он был тут. – После этой заминки всего в несколько секунд, пояснила Лафаейтт во всё том же неизменном ровном тоне абсолютного спокойствия сверхмашины. – Причины его состояния и оставления людьми здесь, мне не известны. Заметила его во время поиска оптимальной зоны для высадки и маршрута дальнейшего нашего продвижения. По ряду параметров, он подходил для ускорения перемещения без привлечения не нужного внимания и подозрений, с минимальными затратами материалов и усилий с нашей стороны. Грех было не воспользоваться такой возможностью.

Закончив делиться собственным опытом, Лафайетт вновь замолчала и отступила немного назад, подпуская Кливленд к своему новоиспечённому изделию. Опыт управления, которым, передавать она не стала, расценив жест рыжей спутницы как отсутствие в этом необходимости. Однако, едва Фарго уже сама вслед за крейсером собралась разместиться на их двух колёсном транспорте, как та отстранила её жестом, попросив повременить.

Кораблик Штурма и Подавления вопросительно уставилась на спутницу, немного склонив голову на бок, но ответ нашла быстрее, чем с её губ сорвался соответствующий вопрос.

По тому, как Кливленд ёрзала на сиденье и примерялась, было очевидно, что на самом деле у неё не было никакого опыта и навыков в использовании велосипеда.

Почему же она отказалась просто получить их от неё?

Небольшая их коррекция под специфику Ментальной Модели Кливленд, и она бы уверенно поехала.
Фарго не понимала логику ментальной модели выбравшей без необходимости более сложный путь. Но собственное уже удивление, она предпочла оставить при себе, решив, что успеет ещё изучить поведение крейсера, и продолжив лишь безучастное наблюдение.

Не длившееся так уж долго.

Кливленд действовала ровно так же, как и она сама, когда впервые сделала реплику велосипеда, что бы покататься, как в одном из человеческих мультфильмов, по палубе своего корабля. Разве что мотало рыжий крейсер из стороны в сторону в среднем сантиметров на тридцать сильнее. Что отчасти можно было списать на разницу условий, в которых каждая из них поехала на нём в первый раз. И как и Лафайетт, ей хватило всего несколько метров, что бы понять, что к чему.

Дождавшись, пока Кливленд откатится назад и остановится, Фарго бочком уселась на специально сделанный для второго пассажира багажник. Велосипед заметно просел под её нескромным весом, но не издал даже скрипа, стойко выдержав обе Ментальные Модели на своём «борту», как она и рассчитывала. Немного поёрзав, найдя оптимальное положение, Лафайетт, прильнула к спине спутницы, приобняв её одной рукой для надёжности.

- Я готова.

И лишь после того как они тронулись с места, и крейсер вывел их симпатичный двухколёсный транспорт на дорогу поровнее, да разгонится на ней. Лэнгли, решила, что самое время немного поговорить. Поговорить о их… ситуации. Задаче. Методах. Обо всём.

- Кливленд, - встречный ветер, да не удобное для разговора положение за спиной. Казалось, заглушили её слова, и она повторила, немного громче, и протяжней, как будто на распев. – Клив-ленд~

- У нас есть план?

+1

7

Условный профиль Лафайетт в базе данных Кливленд тоже пополнился новыми данными, пока она узнавала историю транспортного средства. Случайный запрос дал совершенно неожиданные результаты.

Вот это вот "грех не воспользоваться", оно самое. Такое же случайное, такое же чужеродное в их речи.

Омаха ещё до получения Модели Сознания впитывала в себя, словно губка, информацию, которую другие начали постигать как раз за счёт появления новых тел. Её речь такими оговорками изобиловала во всех возможных местах. Возможно, даже из них состояла. Но вот услышать слово "грех" (внутренняя база данных услужливо отщёлкала значение слова с пояснениями и ссылками на связанные данные), которое невозможно применить к Флоту Тумана и которое находится в категории пустых и малозначимых слов — совсем другое. Особенно от Лафайетт.

Таким образом, их короткий разговор принёс обеим больше данных, чем было бы, общайся на обочине дороги двое людей. Удобно.

Тревожно.

Если перемены в Омахе были незаметными за счёт её постоянного присутствия рядом, то на примере Лафайетт было слишком уж хорошо заметно, что они все стали чуточку другими. Даже Кливленд, которая попыталась научиться ездить сама, вытаскивая из собственных баз информацию, украденную у людей, была полна этих изменений, человеческой заразы, проникающей в них.

Скрип багажника, ощутимое проседание конструкции, лёгкая рука, обнимающая её максимально комфортно для обеих сторон — всё это Кливленд воспринимала больше машинально, чем по-настоящему вовлечённо. Поэтому она тронулась с места не ранее чем через три секунды. Задержка более чем заметная для них.

Некоторое напряжение, возникавшее в конструкции Модели Сознания (не только в ней) пришлось компенсировать, повысив усилие на нижние конечности. Ей это ничем не грозит, даже не нужно привставать с сиденья, чтобы лучше контролировать распределение веса и разгонять велосипед — не будет после ни боли в коленях и ногах, ни где-либо ещё. Нечему болеть.

Причёска Кливленд вспыхнула — в воздухе рассыпались, почти мгновенно исчезнув, светящиеся ромбики текстур, — и изменилась, став чуть короче, лохмаче и обзаведясь двумя хвостиками по обе стороны макушки. Так меньше мотало ветром.

Всё равно нет никого, кто увидел.

Когда Лафайетт спросила в первый раз, Кливленд просто не успела отреагировать. И, да, пожалуй, это затерялось в шуме ветра.

Как странно, одна пользуется ушами, чтобы слышать по-человечески, а вторая забывает про возможность связи через сеть.

— Я слушаю.

Вопрос Лафайетт совершенно не ко времени. Настолько, что Кливленд даже вильнула рулём, а спина её Модели Сознания напряглась чуть сильнее.

— План отсутствует. — как есть, так и сказано. Им просто сказали "идите", оставив за этим с десяток скрытых смыслов, но вот конкретного плана не дали. Постараться не устроить переполоху среди людского населения не звучит как план. — В такой ситуации нам нужно найти для себя базу, она же убежище. Сначала. Да?

Не то что бы она сама в этом уверена.

+1

8

Вильнувший велосипед, напрягшиеся тело Ментальной Модели - простенький вопрос, казалось, едва не заставил зависнуть ядро крейсера. Качнувшись, без особого труда удержав равновесие, Лафайетт не издала ни звука, никак ни обозначив своего отношения к случившейся потере контроля, не требующего большой доли вычислительных мощностей. 

Как это можно было назвать? Растерянность?

Когда логические процессы давали сбой, пытаясь найти решение.

При расплывчатой цели.

При отсутствие понимания необходимых для неё средств и методов.

И не покидающем «ощущении», что Нью-Джерси отдавая им приказ: говоря одно, подразумевала другое, рассчитывала на третье.

Серая лента дороги расползающейся трещинами и изъеденная ямами, быстро летела под шуршащими по ней колёсами сотворённого Лэнгли агрегата, приближая их к городу людей, пока что ещё скрывающегося за обрезанным неровностями суши горизонтом. С момента вопроса Кливленд прошло секунд десять. Даже в разговоре людей эта заминка стала бы заметной, выдавая задумчивость. По меркам Ментальных моделей Лафайетт молчала долго.

- Хорошо, - ничего «хорошего», конечно же, в этом не было. Фарго рассчитывала, что хотя бы Кливленд получит более чёткие инструкции от Нью-Джерси. Но, похоже, что им предстояло самостоятельно импровизировать и адаптироваться.

«Как же это... раздражает»
Они оружие. Их задача всегда была проста: уничтожение. 

Теперь же они должны играть в людей: врать и изворачиваться; что бы… Что?

- Не известно, сколько нам потребуется времени провести на берегу, так что это разумно. Кроме этого, я бы хотела иметь место, где бы могла содержать немного наноматериалов для быстрого доступа к нему. – Пространство перед Лэнгли стало заполняться окнами с информацией. Ей нужен был план и понимание чего и зачем они делают. И не заглядывать слишком далеко, решая задачи по мере их поступления, было пока что идеальным решением. – Предлагаю распределение первичных задач по внедрению в человеческое общество: ты ищешь нам подходящее место для долгосрочного базирования, я же обеспечу нас легальным статусом в их среде.

Взмах свободной от рыжего крейсера с хвостиками рукой, и несколько ранее раскрывшихся окон с информацией, знание которой Лэнгли не обнаружила в доступных логах личного опыта Кливленд в тактической сети, «съехали» вперёд, так что бы та могла их видеть, но не перекрывали ей обзора на дорогу. Жест совершенно бессмысленный ввиду продублированных данных, отправленных по тактической сети, но Фарго слишком уж привыкла заполнять ожидание не самыми необходимыми, а порой и вовсе бессмысленными занятиями. А ехать им было ещё долго…

- Нам понадобятся средства обмена для имитации шаблонов повседневного существования среднестатистического человека и документы способные пройти полный цикл проверки в случаи проявления интереса местных полицейских или разведывательных структур. Таким образом, закрепившись на территории, приступим к пассивному наблюдению за военным и научными объектами, а так же проведём анализ и оценку состояния общества Сан-Диего, для повышения достоверности имитации человеческого поведения. В дальнейшем, либо мы получим новые инструкции от флагмана, либо сами сможем сформировать последующие задачи.

Все информационные окна погасли в один момент, а Кораблик Штурма и Подавления прикрыв глаза, уткнулась носом в напряжённую спину Кливленд.

- Корректировки? – Глухо, но вполне разборчиво пробурчала она в ментальную модель крейсера. – Или тебя беспокоит что-то ещё?

+1

9

Молчание, повисшее между ними, было... Тревожным? Нет, скорее, неестественным. Непривычным. Так не должно было быть, и Кливленд сжала руль сильнее, чувствуя, как поддаются резиновые насадки на рукояти. Лафайетт не должна была этого заметить, а, значит, Кливленд могла себе это позволить.

Ей самой было странно оказаться здесь, не получив конкретных указаний, зная, что им, в общем-то, не очень-то рекомендовалось оказываться на суше. Что любые операции проводятся, мягко говоря, не так, и что без плана они...

Беспомощны?

Но Кливленд верила в Нью-Джерси, потому что осознавала свою неосведомлённость в сравнении с ядром такой мощности. Верила, что она просто поймёт всё это позже, хоть ситуация и была для неё максимально неправильной.

Лафайетт завозилась, и велосипед, управляемый Кливленд, чуть вильнул, выруливая прямо на середину дороги. Вообще-то, это было не совсем по правилам, но Кливленд, сама увлекшаяся напряжённым потоком мысли, не замечала — да и не думала — о том, что им может попасться хоть кто-то.

Когда окна с информацией появились перед ней, Кливленд даже отняла от руля одну руку и совершенно по-человечески закусила большой палец, разглядывая всё это. Велосипед каким-то чудом продолжал ехать, удерживаемый одной сильной рукой, но вот его водитель перестал следить за ситуацией хоть сколько-нибудь.

— Выглядит правильно. — пробормотала Кливленд на вполне ясный вопрос о корректировках.

Дальше она успела раскрыть рот, чтобы сказать что-то ещё, но случилось сразу несколько вещей.

Во-первых, оказалось, что по дороге вовсю несётся машина.

Во-вторых, оказалось, что вывернула она из-за поворота, оказавшись непосредственно перед Кливленд и давая ей лишь немного времени на резкий поворот.

Кливленд сработала абсолютно правильно, хоть в критической ситуации позабыв о своих сомнениях, обеими руками вывернув руль, рядом с плечом Лафайетт свистнуло боковое зеркало машины, классифицированной как "устаревшая модель", донёсся возмущённый мужской крик, в котором угадывалась оценка их умственных способностей, и машина умчалась дальше, а Кливленд свернула на обочину и, повернувшись, погрозила удаляющемуся облаку пыли кулаком.

Жест, вообще-то, абсолютно бессмысленный.

+1

10

Уткнувшись лицом в спину Кливленд, и прикрыв глаза, тем не менее, отчётливо ощущая сенсорами всё вокруг, Фарго лишь наблюдала и ждала ответа. Пока они неслись к перекрёстку, к которому так же быстро приближался объект, идентифицируемый как машина. Расчёты говорили о скором и неизбежном пересечении траекторий их движения, но рыжий крейсер, казалось, совершенно этого не замечала, что бы хоть как-то скорректировать вектор или скорость движения их транспорта. Будь Лэнгли человеком, она бы уже истошно вопила в ужасе, от перспективы быть раскатной тонким кровавым слоем по пыльному асфальту.

Но она им не была.

Она не чувствовала страха, не видела угрозы, и была абсолютно уверена, что ведущий их крейсер своевременно совершит необходимые манёвры, что бы изящно разойтись с возникшим препятствием.

И лишь когда человеческий транспорт выскочил из-за поворота практически одновременно с ними, и все возможности для «изящных манёвров» остались позади, Лафайетт поняла, что Кливленд и вправду его "не видела".

Конечно, она успела среагировать, оценить ситуацию и разминутся с грохочущим агрегатом из прошлого века, оставив в запасе целых шесть сантиметров что, несомненно, спасло жизнь человеку.

Но это не отменяло того факта, что Кливленд застали врасплох в той же мере, в какой они застали врасплох зазевавшегося и не заметившего их человека.

Это было не то что "тревожно", как сказали бы люди - это казалось не возможным.

Лэнгли, оторвав лицо от спины Ментальной Модели, проводила недовольным взглядом мимо пролетавшую в крутом заносе машину с водителем в военной форме и при фуражке, что-то попадающее по классификации под раздел оскорблений, кричавшего им, но при этом даже не подумавшего притормозить и остановиться и помчавшегося дальше.

Его лицо, голос, форма, звание, машина, её номер, а так же место, где они повстречались, и направление, откуда и куда он ехал – были сохранены, положив, так сказать, началу сбору данных.

Они же скатились с дороги на обочину. Спрыгнув с остановившегося велосипеда, Лафайетт обошла грозившую удаляющемуся облаку пыли и спрятавшимся за ним нахалу Кливленд и, подняв руку, ребром заехала крейсеру полбу.

- И что это было? - Хотя лицо Ментальной Модели Корабля Штурма и Подавления выражало вселенское спокойствие, в её голосе звучал сложный узор из ноток удивления пополам с неодобрением. - Мы двадцать две минуты на берегу, и уже стали участниками привлекающего к себе внимание инцидента.

Она вздохнула, про себя отметив, что данная человеческая реакция стала всё чаще себя проявлять в её собственном поведении. И по её прогнозам, это явление лишь усугубится со временем.

- Как часто у тебя стал проявляться синдром «туннельного» внимания?

Склонив на бок голову, спросила Лафайетт прямо, добавив голосу и мягкости и участливости.

+1

11

Случившееся ошарашило Кливленд не меньше, чем молчаливую спутницу, под весом которой проседал багажник. Ошарашило настолько, что жест угрожающего покачивания кулака в воздухе она исполнила не совсем осознанно, путаясь в показаниях сенсоров и плывущего поверх этого вопроса: чего это она? И правда, с чего? Почему она не отреагировала вовремя, учитывая, что шум за поворотом уловить должна была автоматически. Люди же не забывают, как дышать.

Удар по голове был не сильным, но Кливленд почувствовала себя телевизором из юмористической передачи, на которую наткнулась в архивах. Его точно так же стучали (а то и сильнее), чтобы он начал ловить каналы хорошо. Помнится, Кливленд ещё поразилась глупости людей, верящих в то, что стук по технике поможет ей работать нормально. Сейчас — что ж, ей это не понравилось, но ребро ладони, стукнувшее её по лбу, помогло ей задуматься над происходящим.

Кливленд выдохнула — шумно, прикрыв глаза и даже открыв рот, не боясь, что в него залетит пыль. Потом открыла один глаз.

Потом — второй.

— Это была машина. — тишину пустынной дороги нарушил ответ в духе очевидного факта, произнесённого с лицом, на котором читалась лёгкая обида. Кливленд, судя по мерцавшим на лице знакам соединения с Тактической Сетью, явно копалась в себе — точнее, проводила диагностику. — Никаких нарушений связи нет, системы в порядке.

Рапорт, который должен был быть утверждающим, вышел каким-то неуверенным.

— В первый раз. — пробурчала Кливленд, сделав вид, что занята осмотром велосипеда. — Садись, поехали.

+1

12

- Вот как, - только и произнесла бесцветным тоном Фарго, сопроводив свои слова долгим и тяжёлым взглядом.

Прежде чем, так и не получив ответов, и даже не попытавшись запросить детальные отчёты о диагностике проведённой крейсером, будто бы на этом инцидент был полностью исчерпан, она просто села обратно на своё место, на заднем багажнике их транспорта. Дождавшись, пока Кливленд сама уселась и, оттолкнувшись от земли, придала первичный импульс движения велосипеду, Фарго заняла прежнюю позу, обхватив руками её Ментальную Модель. И парочка продолжила свой не слишком торопливый путь к городу, где их ждала неизвестность.
Однако, в этот момент, произошло гораздо больше, чем могло бы показаться со стороны. Информация по ММ, сбор которой Фарго недавно начала, достигла определённой критической массы, в которой недавний сбой в поведении Кливленд стал последним, ключевым элементом.

И первичные выводы, что сделало ядро Лафайетт, привели её сознание в движение.

КШиП дрейфующий в это время в небе над Тихим Океаном лишь внешне оставался "спящим". В его скрытых отсеках погружённых практически в полный мрак, деловито засновали крохотные Субмоды, выстраиваясь в одном из наиболее обширных внутренних помещений корабля. Здесь, накопившаяся тяжёлая взвесь наноматериалов, пропитавших каждый куб воздуха, неспешно, экономно расходуя ресурсы и энергию, и загружая лишь на несколько процентов ядро корабля, начала формироваться в звездообразные белоснежные машины.

С лица притихшей на добрые пол часа Ментальной Модели Лафайетт пропал светящийся всё это время сигил, и она слегка оживилась, еле заметно улыбнувшись. Что, впрочем, всё равно некому было наблюдать. Кливленд - следила за дорогой, сосредоточенно крутя педалями не мудрёного человеческого изобретения, а больше тут кроме них никого и не было на много километров вокруг.

- Кливленд, - не повышая голоса произнесла Фарго, подавшись немного вперёд и приподнявшись так, что бы дотянуться губами до уха Крейсера и не было нужды перекрикивать встречный ветер. - Ввиду произошедшего…

На какое-то мгновение, но Фарго сделала паузу, прогонав сотни вариантов изложения одной и той же информации, прежде чем продолжить. Проще было просто предоставить данные напрямую, но теперь этот вид общения тоже был частью только что созданую программы по сбору данных.

- Я намерена произвести несколько продолжительных тестов с твоим участием. Это потребует от тебя в среднем от пяти до десяти процентов мощности ядра. Снижение твоей функциональности будет не значительно и в текущих условиях приемлемо. Начнём сразу, как найдёшь нам подходящее место для базы и разместимся там.

Пауза. В ровный, в просто информирующей тон, добавились живые нотки просьбы.

- Ты ведь мне поможешь?

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Arpeggio of Blue Steel » Завершённые эпизоды » 03.07.2055. У войны не женское лицо


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC